К чему может привести голодовка Навального — ruru24.ru

Оппозиционер Алексей Навальный, отбывающий срок в колонии во Владимирской области в среду объявил голодовку с требованием допустить к нему приглашенного доктора. Незадолго ранее правозащитница и член столичного ОНК Марина Литвинович в эфире программки «О!5 Росбалт» поделилась своими идеями насчет текущего состояния здоровья Навального и медицины в местах лишения свободы. Она также поведала кто и как может попасть к нему в колонию.

— На данный момент поступают сообщения, что у Алексея Навального усугубляется самочувствие, он испытывает трудности с позвоночником. Что вы думаете по этому поводу? По-вашему, это просто естественные трудности со здоровьем либо что-то еще? Как совершенно вылечивают в местах лишения свободы, и что могут в этом плане предложить непосредственно Навальному?

— К огорчению, с медициной в местах лишения свободы все весьма плохо. Максимум, на что можно рассчитывать — это пилюля аспирина, которая тебя от боли (переживание, связанное с истинным или потенциальным повреждением ткани) на время выручает. Лишь в последних вариантах вывозят в районную поликлинику. Не понимаю, что у Алексея, но у почти всех людей опосля сорока лет появляются трудности с межпозвоночными грыжами, из-за которых может теряться чувствительность конечностей. Может, там как раз таковая история. Она, к огорчению, фактически никак не лечится, не считая как гимнастикой и операцией в томных вариантах.

— С гимнастикой и плаванием там будут трудности.

— Это правда. Хотя утренняя гимнастика там находится — он сам писал о этом — она заходит в распорядок денька.

7594

«Хватать, лупить и сажать — другого пути у их нет»

— Не может ли это быть последствием отравления?

— Может, естественно. Схожее действие очень влияет на организм. Но мы с вами не докторы. Мы лишь осознаем, что болеть, находясь в местах лишения свободы, лучше не нужно. Поэтому что получить мед помощь очень трудно. У меня лично есть история, как мы полгода с кучей усилий добивались того, чтоб полковнику Захарченко была проведена операция по удалению грыжи брюшной полости. Она его длительно волновала, но, в качестве давления на него, это операцию ему созодать не желали. Мы весьма длительно боролись за это, поэтому что он реально испытывал боли (переживание, связанное с истинным или потенциальным повреждением ткани), сетовал нам, докторы фиксировали это болезнь. Другими словами, даже беря во внимание, что мы сиим занимались, ожидать пришлось полгода. В колонии, я боюсь, никто этого добиваться не будет, если не подымать всякий раз шум.

— А к Навальному могут попасть представители ОНК? Это какие-то местные представители должны быть?

— Да.

— Другими словами, из Москвы не могут приехать члены наблюдательной комиссии?

1928

«Правовых оснований исключать меня из ОНК нет»

— Нет, лишь местные. Мы работаем по территориальному принципу. И еще туда могут попасть члены СПЧ при президенте, члены публичного совета ФСИН, уполномоченный по правам человека. В общем, много людей туда могут приехать и проверить условия его содержания. Но, вы понимаете, неувязка в том, что это «красноватая» колония (в какой строго соблюдается режим). И хоть какой заключенный понимает: если ты пожалуешься хоть на чего-нибудть, это плохо скажется на твоем там пребывании, у тебя будут трудности. Потому они, обычно, молвят, что все отлично и ни на что не сетуют.

— А вы понимаете кого-то из ОНК Владимирской области? Может, там есть какие-то правозащитники, которые могли бы попасть Алексею Навальному и отследить его состояние?

— Я там никого не понимаю, но могу поведать для вас нехорошую историю. У нас был весьма тревожный узник — Александр Шестун, прошлый управляющий Серпуховского района Столичной области. Он длительно посиживал в поликлинике, в «Матросской тиши». Мы к нему нередко заходили, поэтому что он держал голодовку. И он голодовал серьезно. Снова же, время от времени бывает, что люди голодают, но не по-настоящему, но Шестун вправду голодовал. Мы лицезрели, что он скоро умрет, и докторы нам это подтвердили. По его анализам было видно, что организм отказывает. Его тогда начали принудительно подкармливать.

Позже его осудили и отвезли в Тверскую область. Одна из наших членов ОНК написала пост с призывом к тверскому ОНК, что нужно его посетить. К ней в комменты пришел глава местной комиссии и написал странноватый комментарий, вроде «что мы будем бегать за каждым узником». А позже они к нему сходили и произнесли, что он ни на что не посетовал, и все было отлично. Опосля этого сделалось понятно, что в тот же денек он попал в карцер, что у него все плохо и опять держит голодовку, что все страшно, его лупят. Все это он передал через супругу. И этот контраст меж тем, что произнесли в ОНК и тем, что мы узнали от его супруги, поражает. К огорчению, не во всех регионах ОНК независимы и работают отлично.

Напомним, позднее представители ОНК Владимирской области навестили Алексея Навального в колонии ИК (то есть тепловое, инфракрасное, на основе инфракрасного излучения)-2, где он содержится в реальный момент.

Дискутировали Алексей Волошинов и Станислав Корягин

Полную версию программки смотрите на YouTube-канале «Росбалт News».

Источник: rosbalt.ru

Оставьте ответ