Заместо Ирака и Непала) Кавказ 2020. Часть 4 — ruru24.ru

Всем привет! Издавна не виделись). Продолжаем маршрут по Кавказу. Эта часть заключительная, но не наименее прекрасная.
Часть 1, 2, 3

Доброе утро на оз. Казеноам. В сей раз встал в 5 утра и решил незначительно размяться и заодно пофоткать восход в горах Чечни. На улице не больше 5 градусов, воздух как будто стекает по горла как прохладный кисель. Охото сохранить это чувство на сетевом диске и включать временами как в матрице. Все таки весьма отлично так рано вставать, жалко, что выходит далековато не постоянно. В мусульманском мире начинаешь осознавать почему спивается российская цивилизация: нет в продаже алкоголя (либо трудно приобрести) – не охото совершенно, завалено все вокруг прохладным пивом либо неповторимым вином – че бы и нет…Ну и естественно весь юмор у нас вокруг алкашки, все празднички и встречи с друзьями и родными. Я далековато не зожник естественно, но с каждым дальняком стараюсь «культурно отдыхать» меньше и меньше.

Вчерашнего лохматого сторожа я так и не отыскал, пришлось бегать в гордом одиночестве. Желал было создать заплыв, но вода реально ледяная. Решил не рисковать здоровьем под конец маршрута). Распинал сладко спящего горного баристу (да, это слово склоняется) в каблучке – сам повинет, нех писать «стучите». Попросил его создать для себя капуч без помощи других, уж весьма нравиться мне это дело). Он возражать не стал, попросил лишь все протереть и начал двигаться назад досыпать. А сейчас лишь попытайтесь представить: полная тишь, лазуревое горное озеро, восход солнца и свежий бленд чистейшего холодного воздуха с нотами сосен и кофейных зернышек…Представили? А сейчас поглядите в свое окно на городскую коптильню и спросите себя: «Оно того стоит?»

Хорошо, минута лирики закончена. Далее мой путь лежит в Суровый, никогда тут не был. От озера до городка лежит безупречный асфальт, двигаться скучновато, но нужно. Сам город особенного воспоминания на меня не произвел, проехался стремительно по центру под запрещающие знаки (для мото) и почесал по трассе до с. Сунжа, там свернул назад в горы.

Мой путь лежит к башенному комплексу Вовнушки, что в приблизительно в 60км от трассы Назрань-Суровый. Проезжаем КПП (Контрольно-пропускной пункт — пункт, предназначенный для контроля за проходом (посещением) и пропуска на территорию какого-либо объекта) и идем вдоль реки Асса и любуемся окружающими пейзажами. За селом Алкун начинают появляться Гигантские вайнахские башни — обычная средневековая архитектура в Чечне и Ингушетии. Некие башни использовались в качестве мест для житья, остальные имели военное предназначение либо соединяли обе функции. Считается, что 1-ые подобные сооружения были построены во II тысячелетии до нашей эпохи. Обычные вайнахские башни имеют 6-12 метров в ширину и 10-25 метров в высоту. Стенки их обычно состоят из массивных каменных блоков, скрепленных известью. Стенки нередко наклонены вовнутрь, их толщина миниатюризируется с высотой. Возведение одной башни обходилось заказчику в полсотни скотин.

В районе села Эгикал уходим на лево в сторону Грузии, заезд в заповедник платный (рубле 50-100 кажется). 1-ая точка – башенный комплекс Вовнушки, один из самых ярчайших и экзотичных комплексов посреди оборонительных строений старой Ингушетии.

Монумент Вовнушки состоит из трёх главных башен, две из которых стоят на верхушке одной горы и одна на обратной горе. Башни комплекса издалека завлекают к для себя внимание, хотя и размещены в красочном ущелье реки Гулойхи на фоне впечатляющих скал и хребтов Кавказа. Башни сложены из камня и смотрятся как естественное продолжение скал, на верхушках которых они построены. Они представляют собой четырёхэтажные строения усеченной пирамидальной формы с плоскими крышами и узенькими окнами-бойницами. Заградительные стенки, перекрывающие доступ к башням, органично вписаны в естественный рельеф неприступных скал. О времени строительства башен комплекса Вовнушки понятно весьма не достаточно, но уверенно можно представить, что любая из башен была построена в течение 1-го года, как и остальные родовые башни вайнахов. Уложиться при строительстве башни в срок 365 дней числилось неотклонимым. Если в течение года окончить стройку башни не удавалось, то её не достраивали, а разбирали на камешки либо оставляли заброшенной.

Непосредственно у этих башен весьма тихо и тесновато. Ущелье совершенно узенькое и горы вокруг достаточно низкие. Уж не понимаю, чем примечательны непосредственно эти башни, но ничего увлекательного себе не отыскал и поехал далее.

Возвращаемся назад и поднимаемся в ущелье реки Тхабахрс, тут уже размах больше и ущелье привлекательнее. Поначалу встречаем башни 2-ух соперниц. По древней легенде, рассказанной местными жителями, когда-то в местечке Гянт жил человек, у которого было две супруги. У каждой из их было по одному отпрыску. Жёны славились своим трудолюбием и были весьма дружны меж собой, что было умопомрачительно, ведь они являлись соперницами. Жили они богато и счастливо, и всё у их было замечательно. Но в один прекрасный момент их супруг геройски умер в сражении, и две соперницы остались вдовами. Односельчане, постоянно завидовавшие данной для нас семье, невзлюбили 2-ух достойных соседок. Конкретно по данной для нас причине гордые дамы не смогли наиболее жить рядом с ними. Им удалось нанять известного строителя – мастера башенного дела, и за собственный счёт выстроить на неприступном утёсе две боевые башни, объединённые в один замок.

Дальше наш путь лежит в старый город Ний — один из самых отдаленных башенных комплексов. На местности аула сохранились 4 боевые башни, одна полу боевая и 13 полуразрушенных жилых башен, также 14 склеповых могильников. Находится Ний на высоте 1700 метров над уровнем моря. Особо наблюдательные читатели могут увидеть основную достопримечательность этого места. Но беря во внимание, что на заезде был КПП (Контрольно-пропускной пункт — пункт, предназначенный для контроля за проходом (посещением) и пропуска на территорию какого-либо объекта), который кропотливо бдит за вывозом местных реликвий, решил не испытывать судьбу и ограничится символическим сувениром).

Дальше уже не заезжая проскакиваем комплексы Эгикал и Лейми с таковыми же древними башнями и направляемся в сторону горы Гайкомд. Это весьма пользующееся популярностью пространство посреди альпинистов и бейсджамперов, к коим я никогда не отношусь, пока). Высота горы 3171м, понизу есть комфортная гостишка с кафешкой на крыше. Виды просто загляденье – есть тут на порядок вкуснее, чем в центе крупного города. Прайс был достаточно высочайший для этих мест, но за этот вид переплатить стоит.

Дальше спускаемся в ущелье реки Терек и попадаем на военно-грузинскую дорогу. Сколько раз я по ней ездил и никогда не сворачивал ни в Ингушетию, ни в Осетию, а напрасно…Местные маршруты не наименее красивы и увлекательны чем в Грузии.

Мой путь лежит через Суаргомский перевал к месту смерти Сергея Бодрова и его съёмочной группы. Не скажу, что являюсь фанатом его творчества, но дать дань почтения точно стоит. Дорога легкая и весьма красива, пройти можно на любом байке.

Дальше спускаемся в город мертвых — комплекс наземных и полуподземных склеповых сооружений XIV—XVIII веков у селения Даргавс в Северной Осетии. Самый большой комплекс такового типа на Северном Кавказе. Комплекс состоит из 95 сооружений, сложенных из грубо обработанных больших камешков с внедрением известкового раствора. Наружные стенки заурядно заштукатурены, их толщина — от полметра до 0,75 м. Склепы делятся на две огромные группы — полуподземные и наземные башенного типа.

Полуподземные склепы владеют значимой вместимостью, внутренняя камера до 8 метров в длину. Снутри обустраивался дощатый погребальный настил с маленьким уклоном в сторону пролаза («окна»), время от времени встречаются двухъярусные полуподземные склепы. Крыша заурядно плоская.
Склепы башенного типа многоярусные, с древесными перекрытиями, опирающимися на упоры, интегрированные в кладку. В неких таковых склепах обустроено несколько пролазов на разной высоте для доступа на различные уровни, обычно по одному пролазу на фасад (не считая северного). За счёт ярусности склепов и многослойности захоронений в маленьком по площади комплексе лежит около 10 тыщ человек.

Такое для себя местечко…Я если честно даже не задумывался, что это были склепы. На карте стояла точка и мне чудилось, что этот город типа Гамсутля. Такие для себя невзрачные бедные домики, пока не решил оценить местный быт и заглянуть в окно. Было надо созидать мое лицо в этот момент, горы черепов я прям не ждал узреть…Не длительно думая запрыгнул на собственный мопед и поехал подальше от этого места. Люди! Вы, что нездоровые целые автобусы с туристами возить глядеть могильники…Это совершенно нормально? Наверное находятся и такие, кто черепа домой тащит либо фоткается с ними. Мне кажется эти места так употреблять не стоит, не верно это как-то.

А далее меня ожидало самое лучшее пространство моего маршрута — Мидаграбинские водопады. Дорога до их проходит через роскошную равнину длиною в 7 км и утыкается в каменную стенку, образованную величавыми кавказскими горами. С их вершин устремляются вниз хрустальные струи водопадов. Всего их 8, высотой от 120 до 750 м. Имя семьсот пятидесятиметрового гиганта — Большенный Зейгалан, переводится как «Падающая лавина». Это самый высочайший водопад в Европе и 5-ый по высоте в мире. Он зарождается на верхушке горы, в леднике Зейгелан, на высоте 3 км над уровнем моря — там начинается его путь вниз, в равнину. Временами с ледника отрываются и летят вниз ледяные глыбы, в зимнюю пору сходят лавины. Потому от фото в конкретной близости от водопада стоит воздержаться. Подниматься к Большенному Зейгелану достаточно длительно — минут 40–50, но оно того стоит.

Поистине шикарнейшее пространство, одно из наилучших где я когда-либо был. По дороге вспять я длительно задумывался о проделанном маршруте, времени и оставшихся 10-ках точек у меня в телефоне. Воспоминание от водопада было так мощным, что я решил поставить на этом точку и сворачивать в сторону Кисловодска. Сюда я еще ни один десяток раз вернусь, а эти эмоции (Эмоции отличают от других видов эмоциональных процессов: аффектов, чувств и настроений) вправду недешево стоят.

В собственных путешествия я сообразил основное – не преврати их в рутину! Эмоции (Эмоции отличают от других видов эмоциональных процессов: аффектов, чувств и настроений) накладываются и утомляют, необходимо верно ловить точку выхода и не скупиться. В хоть какое пространство можно постоянно возвратиться, было бы желание. Кавказ – это пространство силы, красы и радушия. Это величавый горы, достойные внимания люди и тыщи маршрутов. Оставлю незначительно на позже…

Источник: bikepost.ru

Оставьте ответ