Inside MotoGP: Механик Росси сказал, как живет и о чем задумывается паддок в антикороновирусном режиме — ruru24.ru

МОТОГОНКИ.РУ, 23 июля 2020 — Мэт Оксли попросил Алекса поведать в подробностях, как смотрится паддок в деньки полной изоляции и самого твердого мед протокола в мире, когда пилоты и члены установок не имеют права покидать паддок и свои гостиницы, в неотклонимом порядке запускать особое следящее приложение на телефоне и сдавать анализы любые 3 денька.

Австралийский мотомеханик Алекс Бриггс работает с Валентино Росси с 2000 года

Бриггс в команде Росси уже 21 год. До того, как команда стала работать с юным Валентино, Бриггс был механиком у Мика Дуэйна с 1994 года — и до момента ухода 5-кратного чемпиона мира в отставку. История побед Repsol Honda первой декады существования проекта, первых лет MotoGP — это история Алекса Бриггса и Джереми Бёржесса в заводской команде HRC, а потом — FIAT Yamaha, опосля — Ducati Factory, а с 2013 года и по сей денек — опять в Yamaha. Никто не понимает и не лицезрел в MotoGP больше, чем Алекс. Ему слово.

«До этого всего,

до крайнего момента было неясно, смогу ли я совершенно вылететь в Испанию. К примеру, сейчас вы не сможете покинуть Австралию без специального разрешения от правительства, поэтому что путешествия официально запрещены. Можно путешествовать лишь определенным категориям профессионалов, к примеру, докторам, связанным с исследовательскими работами в области Covid-19, представителей энергетического сектора и тому схожих.

Я попал в группу, которая не вписывается в эти рамки, потому заявление с просьбой предоставить право на вылет в Европу рассматривалось конкретно нашим иммиграционным министром. Вы сможете подать такое заявление, но до крайнего момента не знать о его судьбу, поэтому что связаться с Министерством недозволено. Я подал заявку за 3 недельке до предполагаемого вылета в Испанию. Но до самого денька вылета (а это таковой маршрут: аэропорт Голд-Коста — Сидней; Сидней — Дубай; Дубай — Мадрид) я не получал никаких извещений. В конце концов, настал денек вылета, и мы совместно с Эллен [женой] направились на машине в аэропорт. К счастью, разрешение на пересечение границ Куинсленда мы получили сходу.

В аэропорту мы связались со службой сохранности, чтоб они уточнили, могу ли я вылететь, есть ли у меня такое разрешение. В неприятном случае, нам бы пришлось возвратиться домой. Но они ничего не смогли выяснить, и нам пришлось возвратиться. Я переиграл маршрут. Как понятно, авиаперелеты на данный момент серьезно ограничены, и наилучшее, что мне удалось отыскать, было через 4 денька. И вот, когда я открыл e-mail, чтоб поглядеть новейшие электрические билеты на самолет, то отыскал там и e-mail от правительства — они дали «зеленоватый свет» на то, чтоб я мог покинуть страну!

Аэропорт Сиднея до вылета в Дубай — где люди?!

Перелет сам по для себя представлял из себя сюрреалистичную картину, так как аэропорты были полностью пусты. В особенности странноватое чувство было в Сиднее. Но в самолете было все, как обычно, и я успокоился — мягкое кресло, телек, все такое. До вылета я сделал тест на Covid-19. Через 24 часа я приземлился в Мадриде и прошел новейший тест на Covid-19, поэтому что за то время, что я двигался и перелетал с материка на материк, срок деяния первой справки прошел. Но повторный тест также показал нехороший итог — и меня пустили в страну.

Заместо обыденных пассов для входа и выхода с трека, мы сейчас используем мобильное приложение с QR-кодом. Оно обязано быть у всякого, кто зарегистрирован в базе Dorna и допущен в паддок MotoGP. Без телефона недозволено войти и выйти, и он должен быть включен 24 часа в день, чтоб выслеживать перемещения по GPS.

Вход в паддок — истинное чистилище

Единственный путь перемещения, который допускается — от гостиницы на трек, и назад. Все это время мы носим маски. Проход на трек с телефоном в руках, в маске. Время от времени, у нас инспектируют температуру на входе в паддок. Еще, юноша на входе дает дезинфицирующий гель, чтоб уж совершенно удостовериться, что ты не принес с собой на руках какую-нибудь заразу. Думаю, это самый стерильный лагерь во всей Испании!!!

Паддок фактически пуст, там весьма не много людей. Ситуация припоминает предсезонные испытания MotoGP, так что тут ни у кого дискомфорта не возникает, кое к чему мы привыкли за годы путешествий по миру. А вот к ношению масок по 12-13 часов в денек привыкнуть было тяжело. Под конец денька уши просто пылают, а на носу возникает красноватая полоса, как-будто он сломан. Мы соорудили маленькие адаптеры, которые слегка облегчили ношение этих нужных частей санитарии. Но лучше — без их совершенно.

Маски здорово осложняют коммуникацию, в особенности в боксе

Естественно, маски осложняют коммуникацию снутри гаража. Мы стали еще более применять в разговоре язык жестов, поэтому что радио-канал сейчас повсевременно загружен — в нем на связи все! Мы ранее могли перекинуться парой слов вместе, но на данный момент весь нужно держать дистанцию. Маска весьма осложняет передачу через микрофон, все переспрашивают по 10 раз… Но обычно, снимают маску, молвят — и все сходу ОК.

Здесь катастрофически горячо, в этом Хересе. Весьма мне напомнило наш 1-ый визит в Катар в 2004 году, где на пит-лейне деньком было под 40. Мы установили мобильные кондюки в гараже, и сделалось чуток легче. Но когда байк стоит на грелках, это ужас.

Естественно, перед первой гонкой был обычный нервяк. Но в остальном, все как постоянно — любой год одно и то же, одни и те же переживания с сомнениями. Нехватка народа на пит-лейне и трибунах, также в паддоке не произвела на меня никакого воспоминания. По сути, у нас, механиков довольно узенький кругозор во время уикенда. Мы знаем свои места и готовы выполнить свою главную функцию. Мы знаем, кто должен быть перед байком Валентино, кто сзади, когда он ворачивается на пит-лейн либо готовится к выходу на трек. В сей раз я помогал Марку Элдеру с пит-бордом, смотрел за периодически секторов и был должен стремительно выставлять их на пит-борд. Это достаточно напряженная работа, поэтому что недозволено пропустить ни 1-го прохода собственного пилота!

Это всего не хватает… гонщикам, а механики не переживают насчет отсутствия гостей и зрителей

Мой совет таковой: если вы желаете узреть гонку MotoGP, то смотрите ее лучше из дома, по телику! Из бокса команды вы видите лишь то, что необходимо узреть команде. Это особые воспоминания, но вы увидите далековато не все, что вышло за стенками бокса.

Паддок, точно, несколько напряжен. Есть переживания на тему — а не захворал ли кто-то, и не прикроют ли лавочку. Потому, все стараются посиживать по своим моторхоумам и боксам, и в особенности никуда не суются. И основное, что мы пока не можем возвратиться в Австралию, если что-то пойдет не так — тоже мысли так для себя!

В Шенгенской зоне наши визы действуют лишь 3 месяца, а нам предстоит работать в Европе 4 месяца, так что меж гонками придется сваливать куда-то за границы ЕС. Наиблежайшее такое пространство — Андорра, и нам придется мотаться туда-сюда, чтоб получить священные штампы в паспортах. Похоже, что там будет много австралийцев и японцев данной нам в осеннюю пору! У всех одна ситуация. Мы также должны часто проходить испытания на Covid. До поездки в Чехию, к примеру. К слову, в паддоке выборочно делают эти испытания тоже.

А вот таковых ярчайших и запоминающихся моментов для команды в этом году буквально не будет…

Совершенно, ситуация в целом странноватая: как бы, знакомые лица, все этот же паддок, все этот же бокс, ты работаешь с байком, с твоими корешами, с твоим пилотом, которого знаешь 20 лет, и можно было бы забыться на время, что происходит за пределами трека.

Но ты не можешь покинуть этот трек, чтоб выяснить, что в реальности там происходит. И недозволено отрешиться от того, чтоб снять маски. У нас было много дискуссий вместе, для чего мы это делаем. Моя позиция: я ношу ее не ради себя, а ради собеседника! Подозреваю, что масконенавистники в одной лодке с ребятами, которые против 5G.

Снутри поменялось малое, но чувства весьма странноватые

Что еще?

Естественно, все это несколько подрывает силу духа. Есть определенные переживания на тему, а что, если мы здесь вдруг застрянем навечно либо вдруг заболеем? По сути, плана «Б» для нас нет никакого — лишь план, составленный Dorna — это гонки по плану, путь от гостиницы до трека и назад любой денек. Но мы не сдаемся, и в общем, нет особенных колебаний. Этот сезон будет полон странностей.

1-ое, что меня немножко напрягает, это факт, что я не смогу возвратиться домой в протяжении 4-5 месяцев к ряду. Но таковая уж у меня жизнь, не думаю, что это будет большенный неувязкой. Мы не изолированы от родных, ведь есть телефон, веб, видео-связь.

Подготовка бокса к гонкам, как обычно

Путешествие по Европе не представляется сложным. Но постоянно в голове вопросец: а что, если 2-ая волна, какая-нибудь новенькая вспышка — что тогда? Что обменяется, как поменяется календарь? Dorna, естественно, делает все вероятное, но что, если границы снова закроют? Что, если наши фуры не сумеют через их пройти?

Отметил такую штуку: у нас вправду возникли новейшие, странноватые и нервные (относящиеся к пучкам нервов) привычки. Мы ездим на прокатных машинках, так что драим их спиртовыми салфетками до дыр! При этом, я отметил, что делаю это даже на последующее утро, опосля того, как уже протер все намедни вечерком. Когда приезжаешь в отель, с подозрением спрашиваешь — когда в номере была санитарная обработка. В том отеле, где мы живем в Хересе, все делают верно. Но как насчет остальных? Как там?»

Источник: motogonki.ru

Оставьте ответ